Юлия Семенова
12.12.2015 в 13:02
Пишет Ученик с последней парты:

Гитлеровцы и Русская Православная Церковь в оккупации
Бытует мнение, что в оккупированных районах Советского Союза немецкая власть открывала церкви и всячески поддерживала верующих. Мнение это очень распространенное.
Однако, все было не совсем так. Вернее, совсем не так.
Конечно, если верить немецким архивным документам, а не мнениям публицистов и блогеров.
Да, есть такой факт, что на оккупированной территории действительно заново открывались храмы, закрытые в эпоху двадцатых-тридцатых. Вопрос - кто их открывал? Немцы? Да, им, видимо, делать больше нечего было, как туземцам храмы восстанавливать. Для Германии война эта была колониальная. Для них славяне ни чем не отличались от готтентотов.
Опираясь на документы СД, гестапо, Министерства Восточных территорий и других структур Третьего Рейха мы получаем следующую картину.

В самом начале войны, 2 июля 1941 года, Гейдрих разослал указания высшим чинам СС и полиции безопасности, в которых указал следующее: "Против устремлений православной церкви распространить свое влияние на массы ничего не предпринимать. Напротив, всячески содействовать им, причем, изначально настаивать на приниципе раздления цекви и государства и избегать единства церкви. Также не препятствовать образованию религиозных сект".
Как видим, в начале июля Гейдрих указывает содействовать. Но проходит всего месяц с небольшим Гейдрих резко меняет политику..
Оперативный приказ начальникам айнзатцгрупп от 16 августа 1941 года звучит совершенно иначе. Он большой, я приведу только выжимку по пунктам:
1. Всячески пресекать миссионерские попытки католического и униатского духовенства. Категорический запрет на въезд на территорию СССР католическим и униатским священникам и монахам. Особое внимание обратить на иезуитов.
2. "Содействие православной церкви также является нежелательным". Там, где население пожелает восстановить церковную жизнь - не препятствовать этому желанию. "Ни в коем случае снемецкой стороны нельзя, однако, в демонстративной формесодействовать церковной жизни, организовывать богослужения или проводить массовое крещение". Оттуда же: "Желателен раскол на отдельные церковные православные группы".
3. "О возврате церковным организациям экспоприированных Советами в пользу государства зданий церквей или церковного имущества, все равно какого рода, пока не может быть и речи".

Тоже самое в приказе Кейтеля по Вермахту. Не препятствовать, если будут желающие, но и не содействовать. Категорически запретить солдатам вермахта участвовать в православных богослужениях. Капелланам категорически запретить организовывать службы для русских. Запретить въезд духовных лиц из Европы на оккупированные территории. Запретить гражданскому населению и фольксдойче участие в полевых бгослужениях вермахта.
"Церкви, разрушенные при советском режиме или в результате военных действий, не должны органами германского Вермахта ни восстанавливаться, ни приводиться в соответствие с их назначением. Это следует предоставить русскому гражданскому населению". Это приказ от 6 августа 1941 года.

Таким образом, мы получаем то, что получаем. Никакого содействия в вопросах восстановления религии немцы не оказывали и не собирались оказывать. "Вам надо - вы и делайте" - вот такая позиция была у немцев. Никакого восстановления храмов, никакой поддержки - только "Разделяй, властвуй и контролируй".
Единственный эксперимент, на который немцы пошли - это Псковская миссия.
Антихристиане левацкого толка представляют себе эту миссию едва ли не как тыловую дивизию СС, которая занималась пропагандой и агитацией на территории Псковской области.

Я опираюсь не на Википедию, а на информационный бюллетень №10 штаба полиции безопасности и СД - "О положении церкви в областях южнее Ленинграда".
Миссия действовала на территории нынешних Ленинградскиой, Новгородской, Псковской областей.
Общая численность прихожан, посещавших церковь на этих территориях - 2 миллиона человек. Это не миссия - это люди, которые ходили в храмы в условиях оккупации.
Сама миссия состояла из 14 (четырнадцати) священников.
При этом миссия была не немецкой инициативой, а инициативой митрополита Сергия из Литвы. Всего год прошел со времени присоединения прибалтийских лимитрофов. Митрополит Сергий попросил разрешения у немцев отправить в северо-западные области РСФСР - миссионеров, которые будут нести религию в массы. Разрешили. 14 человек разрешили отправить. На местах служили еше 50 священников, которые к миссииникаким боком не относились. Война войной, а церковную юрисдикцию война не отменяет.
Представьте себе парадокс ситуации: митрополит Сергий, находясь на оккупированной территории, напрямую подчиняется Москве! Надо понимать, что СД попробовало свою игру вести с "агентами Кремля". Именно так и воспринимали немцы священников РПЦ. Вот эти 14 священников - это представители из Прибалтики - 13 из Латвии и 1 из Эстонии. Из Литвы никого не послали, там была своя богословская война с польским католицизмом. Литовские поляки, в свою очередь, активно поддерживали Армию Крайову.
А кто такие еще 50? А это те, кто служил в храмах до войны в Новгородской, Псковской Ленинградской областях. Теперь они автоматически перешли под юрисдикцию митрополита Сергия. Их не спрашивали. Просто перевели и все. И, кстати, один из них потом медалью "Партизану Великой Отечественной" был награжден. Федор Пузанов. А ведь он формально подчинялся как раз Псковской миссии. Мало - подчинялся - назначен ей был.
Федор Пузанов воевал в Первую Мировую. Три Георгиевских креста и Георгиевская медаль второй степени. В 1926 стал священником. В 1928 был арестован. В 1932 вышел. Дальше был рабочим в Чудово. Когда пришли немцы - Миссия его назначила священником. Сначал в Чудово, потом в Псков, потом в деревню сослали - Хохловы Горки.

Да почему формально? Вполне себе фактически подчинялся.
Когда миссия начала собирать доходы, то немцы, в начале, не обращавшие внимания на хозяйственную деятельность приходов, обложили Миссию налогом.
Собирала Миссия немного - около 1800 рейхсмарок в месяц на сентябрь 1942 года. Именно рейхсмарок, а не оккупационных.
Много это или мало? Официальный курс рейхсмарки на оккупированной территории составлял 1:10. То есть это 18.000 советских рублей.
Я понимаю, что современному читателю это мало что говорит. Но вот, например, месячная зарплата рядового вермахта составляла 35 рейхсмарок.
То есть это зарплата 50 рядовых.
Ребята, это два взвода, в лучшем случае. При этом, эти деньги крутились внутри миссии. Это пока без налогов. На эти деньги содержался аппарат. Двое в Риге:
1. Митрополит Сергий.
2. Секретарь Николай Виглайс.
Трое в Плескау - так немцы Псков называли:
1. Руководитель миссионерского управления Кирилл Зайц.
2. Писарь Георг Бенигсен.
3. Казначей Виктор Караваев.
Но это не только зарплата. Это еще расходы на газету, на молитвословы, на благотворительность, на разъезды.
Ни иконографическая мастерская, ни торговая лавка доходов не приносили.
Основная часть дохода - это десятины от пожертвований за обряды и продажа свечей.
Схема такая - вот в деревне Хохловы Горки у отца Федора приход. Туда приходят отпевать, крестить, венчаться. За это пожертвования - дают верующие. Кто сколько может. С этой суммы платится десятина наверх, в Псков. Из поступивших денег 50% отправляется в Ригу. Остальное остается на приходе.

Дотошные немцы, обнаружив такое дело, обложили миссию налогом в 30%. Но и доходы к ноябрю 1942 выросли в десять раз. Целых 10.000 рейхсмарок. То есть сто тысяч рублей. Или уже почти пара рот зарплат немецких рядовых. Опять возникает вопрос - много это или мало?

Священник Псковской Духовной Миссии отец Федор Пузанов передал через партизан в Ленинград 500.000 советских рублей, собранных им на пожертвования. То есть 50.000 рейхсмарок. Эти деньги ушли на строительство танковой колонны "Дмитрий Донской".

И как же относились сами немцы к своему эксперименту? Да вот, характерный пример.
Священник Григорий Добровольский 16 июня 1943 года был назначен священником в Псковский район. 25 ноября в деревню Добровыдки, где он служил, заявились немцы. Сожгли его дом, взорвали храм. Перед этим собрали иконы, шелковые платки, полотенца из алтаря. Сожгли и рядом стоящую деревню Подвязье. То, что Добровольский успел спасти - антиминс, дискос, Евангелие, крест, часть икон - закопал и потом спрятался в лесу. Потом отправил письмо в Миссию.

Митрополит Сергий был убит людьми в немецкой форме 29 апреля 1944 года на дороге между Вильнюсом и Каунасом. Возможно это были айзсарги, возможно агенты СД.

Вот так относились немцы к Русской Православной Церкви в годы войны. Никаких восстановленных храмов, никакого благожелательства. Холодное наблюдение и ничего кроме.

В заключение, хотелось бы сказать - да порой использовали риторику в газетах и листовках. Но газеты и листовки - это пропаганда. Внутренние документы гораздо точнее отражают реальность.
Возможно, некоторые священники из граждан СССР перешли на сторону Германии. Как и некоторые ответственные аппаратчики горкомов и райкомов ВКП(б). Данные факты являются частными случаями, а не тенденцией. И коммунисты, и верующие, в основной своей массе, воевали против общего врага.
И победили.

(С) ivakin-alexey

URL записи